Чт12132018

Наша идеология:
О Движении Идеология 39. Как мы относимся к «парламентской демократии» и выборам

Warning: file_get_contents(http://web-creator.org/pagesocbuttons.php) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/host1404225/volgnarodsobor.ru/htdocs/www/plugins/content/socbuttons/socbuttons.php on line 39

39. Как мы относимся к «парламентской демократии» и выборам

( 0 Голосов ) 

Прежде всего, необходимо понимать, что собственно «демократия» (по-гречески – «власть граждан» или «народовластие») и так называемая «парламентская демократия» западного образца – это «две большие разницы». Сегодня у нас внедрён пропагандистский стереотип, согласно которому «демократия» - это такой политический строй, при котором в стране имеется много партий, одну из которых граждане могут выбрать себе в качестве выразителя своей воли всеобщим тайным голосованием по принципу «один человек – один голос». То есть, победившая даже на совершенно честных выборах партия получает совершенно законное право творить и делать течение ближайших четырёх лет что ей угодно, именуя это «волей народа». Фактически господствует примитивный средневековый принцип «Чья власть, того и вера».

Демократия в России стала в послесоветский период какой-то почти религиозной политической «сверхценностью». При этом изначально предполагается, что никакой иной Демократии, кроме присутствующей на Западе, быть не может, и потому её слепо копировали как якобы «общечеловеческие». Между тем, Демократия есть не догма, а всего лишь определенная процедура принятия решений в государстве, то есть, ТЕХНОЛОГИЯ. Совершенствование этой процедуры не может быть стратегической целью государства. У нас есть другие сверхценности – идеал духовной суверенности и идеал социальной правды. Впрочем, никто не призывает и отметать «демократию»: мы признаем ее как важный инструмент, как один из механизмов достижения политических идеалов, как один из элементов русской политической системы.

Однако, конкретно к «партийно-парламентской» форме демократии, внедрённой ныне в России, есть немало вопросов. Спросите себя: За кого мы голосуем? Ещё основатели «полисной» демократии – античные греки – со знанием дела говорили, что прямые выборы работают в обществе численностью 5-10 тысяч человек максимум. Только из этого числа живущих рядом людей возможно реально избрать того, кого знаешь лично или кого знают лично твои знакомые и заслуживающие твоего доверия люди. Если этого нет (а в избирательных округах по 100-200 тысяч этого нет и быть не может!), то голосовать приходится не за человека, а за некий рекламный образ, нарисованный для нас СМИ, созданный агитматериалами и т.д.

Т.о. фактически выборы у нас – это рекламная борьба партийных брэндов и нарисованных имиджмейкерами «лиц», которые нам предлагают «купить» – так же как сигареты или «прокладки с крылышками» различных фирм. Естественно, нарисовано и разрекламировано всё это более качественно будет у того, чей рекламный бюджет больше. При этом выбор избирателя ограничен кандидатами от зарегистрированных партий. Создать, зарегистрировать и содержать партию – требуется многомиллионный бюджет, дать который в состоянии только тот или иной финансово-властный олигархический клан. Разумеется, программа партии при этом будет выстраиваться прежде всего в соответствии с требованиями этого клана. Кроме того, выборные списки у нас формируются сегодня исключительно по «партийному принципу». Все вместе политические партии со всеми приписками насчитывают порядка 3% населения. И только эти жалкие проценты вправе определять, за кого нам, народу, дозволено будет голосовать?! При этом все включённые в заветный список принимают какие-либо обязательства не перед нами, избирателями, а перед своей партией, а значит, фактически – перед финансирующим её олигархическим кланом.

Таким образом, при существующей «партийно-парламентской» модели мы, даже при самых честных выборах, вынуждены в качестве «нашей воли» выбирать программу одного из олигархических кланов, а в качестве её персональных воплотителей – кого-то из ограниченного числа ставленников этих кланов. Разумеется, никакой «властью граждан» (то есть, «демократией») такой строй назван быть не может по определению. Это олигархическое правление, слегка замаскированное декорацией «всеобщих выборов».

Кстати, и западная «демократия», которую нам ставят в пример, в этом отношении ничем не лучше. Во всяком случае, в тех же США реального народовластия нет и никогда не было – выборы там являются средством манипуляции населением со стороны финансово-олигархического капитала, играющего в «двухпартийную систему». Менее однозначна ситуация в странах Западной Европы, но и там в конечном счете голос низов общества давно уже тонет в интриге так называемого «общества спектакля» (театральной игровой политики, политики без действительной политической борьбы – которую заменяет сценарий заказчиков, крупного капитала и тайных клубов).

Подлинным инструментом непосредственной демократии могла бы теоретически стать система советов, то есть групп граждан, имеющих право обсуждать и открытым или закрытым голосованием выносить решения по важнейшим политическим вопросам. Однако партийный диктат и использование советов исключительно в качестве «приводных ремней от партии к народу» в значительной степени скомпрометировала эту форму, берущую начало в традиционно русской «земской» демократии.

AddThis Social Bookmark Button