Ср12122018

Наша идеология:
О Движении Идеология 69. Наше отношение к образованию Таможенного Союза и экономической реинтеграции на постсоветском пространстве

Warning: file_get_contents(http://web-creator.org/pagesocbuttons.php) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/host1404225/volgnarodsobor.ru/htdocs/www/plugins/content/socbuttons/socbuttons.php on line 39

69. Наше отношение к образованию Таможенного Союза и экономической реинтеграции на постсоветском пространстве

( 0 Голосов ) 

На наш взгляд, создание Таможенного Союза России, Белоруссии и Казахстана – исключительно верный и полезный шаг. Важно только на этом шаге не остановиться, а продолжать последовательно и решительно двигаться вперед – к более тесному сближению, а в перспективе к экономическому единству. Таможенный союз должен перерасти в полноценные интеграционные процессы. Да, мы призываем к возрождению полноценной национальной государственности триединого (великороссы, малороссы и белорусы) Русского народа, но как первый шаг к нему вполне оправданно выглядит модель, напоминающая Европейский Союз.

Оставляя в стороне политические аспекты, постараемся обосновать необходимость реинтеграционных процессов на постсоветском пространстве лишь только с экономических позиций.

Один из важнейших вопросов, от ответа на который во многом зависит понимание содержания современного исторического процесса, – что стоит за созданием по всему миру крупных макрорегиональных интеграционных группировок? Весьма распространенная спекуляция по этому поводу связывает региональную интеграцию с процессом глобализации: дескать, это этап на пути реализации принципа безграничной экономической свободы, постепенный отказ от суверенитетов, стирание границ, устранение межстрановых противоречий путем компромисса, что ведет в конечном счете к отмиранию национальных государств, созданию единой глобальной социальной, экономической, культурной и политической системы. Короче, очередные вариации на тему о «конце истории».

Нам же все это видится несколько иначе.

«Свободная торговля», «открытая экономика» – это изящные и изощренные конструкты политэкономической мысли, отшлифованные веками. Ореол имен блестящих экономистов прошлого придает этим понятиям статус «священных коров». К ним апеллируют в своей риторике политические деятели разных стран, вплоть до политических заявлений на встречах «в верхах». Однако за этим скрывается ханжество и лицемерие.

Налицо острое противоречие: эффективность требует специализации и расширения рынков сбыта, а это ведет к увеличению внешней зависимости и подрыву безопасности.

Смысл современных интеграционных процессов в этом свете проступает вполне явственно: формирование достаточно мощных экономических группировок, способных быть эффективными в международной конкуренции, и построение так называемых «миров-экономик», обеспечивающих за счет замкнутости воспроизводственного контура устойчивость и независимость в этой конкурентной борьбе.

Горбачев ввел в нашей стране моду на прекраснодушие и утопические мечты о мире, построенном на балансе интересов, а не сил. И мода эта, оказавшаяся на удивление стойкой, подобно какому-то наваждению, временами очень мешает адекватному восприятию реальности, препятствует формулированию достойного ответа на современные геополитические вызовы.

В действительности характерная черта современного мира – обострение международной экономической конкуренции, приобретающей в век осознания ресурсных и экологических «пределов роста» все более отчетливые черты геоэкономического противостояния.

Соперничество основных современных экономических центров силы политики и обслуживающий их интеллектуальный персонал маскируют ворохом слов об оптимизации мирохозяйственных пропорций и процессов, об «открытой экономике», о якобы благоприятных для всех последствиях либерализации международных торговых отношений…

Говорят с показным умилением о росте глобальной взаимозависимости, а думают о повышении безопасности и независимости, о создании системы иммунитета, которая бы позволила свести к минимуму деструктивные воздействия кризисных вирусов.

А заодно укрепляют финансово-экономические бастионы, чистят пушки, готовят склады с боеприпасами, разрабатывают стратегию наступления и возможной обороны, тактику атаки и контратаки, планы финальной осады крепости неприятеля.

Все чаще, ввиду масштабов экономических столкновений и возникающих в результате их социально-экономических и геополитических последствий, комментаторы пользуются вместо нейтрального термина «международная конкуренция» образными выражениями типа «торговые войны», «война протекционизмов», «битва колоссов» и т.п. Агрессивность претензий на мировое экономическое лидерство, динамизм современных экономических процессов приводят к тому, что под угрозу ставится сама устойчивость экономик даже очень крупных стран. Скорость и масштабы изменений начинают превосходить адаптационные способности хозяйственных систем ввиду их объективно существующей инерционности, и ныне они больше, чем когда-либо нуждаются в надежном буфере.

Что в уличных драках, что в глобальных «разборках»: бесполезно поодиночке пытаться противостоять сплоченной группе – надо сколачивать собственную группу. А «разборки» эти – в самом разгаре.

Многим в широком распространении интеграционных процессов в различных районах мира видится опровержение тезиса об обострении геополитического соперничества. Однако направление и характер современной интеграции, ход, содержание и результаты переговоров в рамках ВТО позволяют сделать вывод не столько об оптимизации экономических пропорций и процессов в глобальных масштабах, сколько об оптимизации форм международного экономического соперничества. Тем самым геоэкономическое противостояние не исчезает, а все явственнее переходит с межстранового уровня на уровень соперничества макрорегионов.

Региональные интеграционные процессы заметно ускорились в последнее время – в условиях приближающегося разрушения прежней, безнадежно больной мировой валютно-финансовой системы, основанной на долларе. Выстоять в бурю, противостоять кризисным цунами, можно только путем укрупнения экономических субъектов, создания квазиавтаркической хозяйственной системы за счет относительной замкнутости, целостности воспроизводственного контура. В этом смысл ЕС, Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА), интеграционных процессов в Восточной и Юго-Восточной Азии, в Латинской Америке.

Таким образом, смысл современных интеграционных процессов проступает вполне явственно: формирование достаточно мощных экономических группировок, способных быть эффективными в международной конкуренции, и построение так называемых «миров-экономик», обеспечивающих за счет своей замкнутости и самодостаточности устойчивость и независимость в этой конкурентной борьбе.

Мы с нашими соседями только в начале этого пути. Главное теперь с него не свернуть. Создание таможенного союза в рамках стран, составляющих костяк ЕврАзЭС, – знак того, что мы наконец-то от размежевания перешли к объединению, от разрушения старого – к строительству нового.

И надо с особой ответственностью подойти к приготовлению раствора, способного прочно сцементировать кирпичи и обеспечить устойчивость конструкции.

Если формируемый таможенный союз действительно станет первым шагом к углублению экономической интеграции, у стран-участниц появится реальный шанс не только изменить свой статус в существующей системе международного разделения труда, но и превратиться из «винтика» мировой экономики в полноценный «мир-экономику».

AddThis Social Bookmark Button