Ср12122018

Наша идеология:
О Движении Идеология 83. Каким будет наш уклад – индустриальным, постиндустриальным или сверхиндустриальным

Warning: file_get_contents(http://web-creator.org/pagesocbuttons.php) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/host1404225/volgnarodsobor.ru/htdocs/www/plugins/content/socbuttons/socbuttons.php on line 39

83. Каким будет наш уклад – индустриальным, постиндустриальным или сверхиндустриальным

( 0 Голосов ) 

Истина заключается в том, что в нынешней модели глобализации постиндустриальные экономики небольшого числа стран могут существовать только за счет эксплуатации (в том числе с помощью неэквивалентного обмена) большого числа стран с индустриальной и доиндустриальной экономикой. Нынешняя экономика России многоукладна, в том числе и в технологическом аспекте. У нас существует смесь из доиндустриального, индустриального и постиндустриального укладов. Причем, все эти уклады характеризуются недостроенностью и неполнотой развития.

Реалии таковы, что в среднесрочной перспективе российская экономика будет оставаться многоукладной. Более того, стратегические цели и ограничения делают неизбежным существование максимально возможного числа различных отраслей, которые могут позволить России в угрожающий или неблагоприятный период перейти в полностью автаркичный (самодостаточный) режим функционирования и обеспечить безопасность и выживание, причем на достойном уровне. Лозунгом же и путеводной звездой модернизации и облагораживания структуры российской экономики должна стать не постиндустриальная модель, а сверхиндустриализация.

Строго говоря, термин «постиндустриальная экономика» более или менее имеет смысл только в приложении к сфере НИОКР (научных исследований и опытно-конструкторских разработок), при этом 9/10 НИОКР тесно связаны с промышленным производством. «Постиндустриальная экономика» – это всего лишь что-то вроде четвертичного сектора мировой экономики, надстройка над промышленностью. Это – не «пост-промышленность», а «над-промышленность», невозможная без промышленности. Сам термин «постиндустриализм» в широкий оборот запустил в 1973 году Дэниэл Белл. Он разумел под ним общество, где главенствующую роль играют знания, где на первый план выходит производство не товаров, но услуг, а место фабрики и привычной корпорации занимает университет как очаг производства новых знаний, инноваций.

На деле этой теорией воспользовались те, кто, остановив истинный прогресс в развитии производительных сил, стал выводить производства из дорогих стран Запада (Большой Семерки) в азиатские страны с дешевой рабочей силой, гонясь при этом за максимизацией прибыли. Это привело к тому, что страны Запада, лишаясь «питательной среды» в виде передового реального сектора экономики, стали терять налоговую базу, входя в жестокий долговой кризис (ведь надо как-то было поддерживать механизмы социальных гарантий). И теперь надутые пузыри государственных долгов грозят страшным взрывом в 2010-е годы, что будет сопровождаться крахом социального государства (welfare state) на Западе, бунтами и революциями.

Уничтожение реального сектора на Западе привело к прогрессирующему исчезновению условий для инновационного развития, построения креаномики (экономики знаний). Стали деградировать высшие и средняя школы, чахнуть – наука. Образование, наука и финансы неминуемо движутся к реальному производству. А значит, сила начнет перетекать с Запада в Азию. Да Китай и так уже – крупнейший кредитор США. При этом на тот же смертный путь деиндустриализации встали и обломки Советского Союза во главе с РФ. Все это создает условия для глобального силового конфликта за передел мира.

Теория постиндустриализма послужила обогащению корпораций, невиданно нажившихся на переносе реального сектора в Третий мир. Она же стала и оправданием для невиданного раздувания сектора совершенно бесплодных финансовых спекуляций, что подавалось как «развитие сектора услуг».

Суть предлагаемой нами программы преобразований – формирование единства высокой духовности и высоких технологий. В таком единстве проявится лицо той России, какой ей предстоит быть в XXI веке. Его носителем должен выступить новый атакующий класс – имперский, авторитарный, а не либерально-демократический. Это должен быть класс поддержки диктатуры сверхиндустриализма, не сменяющего промышленный уклад, а нарастающего над ним как его продолжение и совершенствование.

Ростки сверхиндустриализма в недрах индустриализма, в том числе и прежде всего советского, были вполне очевидны: это ядерная энергетика, космос, искусственный интеллект, уже начинавшиеся разработки в области биотехнологий. Так называемый «постиндустриализм» увел развитие технологий с магистрального пути на боковые – связанные с сугубо информационными технологиями, мобильной телефонией, виртуальной реальностью, усыпляющей, а не побуждающей к новому витку те творческие силы, которые кипели в людях на индустриальной стадии развития. В итоге вместо изобретателей и творцов, вместо технократов и мастеров решения сложных производительных задач мы получаем игроков и спекулянтов как основу и «соль» так называемой современной «цивилизации».

Итак, постиндустриализму место отныне – на свалке истории. Нам очень важно показать на этом примере, как опасно пользоваться импортными интеллектуальными продуктами в обществоведении, и как важно – думать и творить самим, без оглядки на западные авторитеты…

AddThis Social Bookmark Button