Ср12122018

Наша идеология:
О Движении Идеология 93. Почему наука, культура и образование оказались в своём нынешнем состоянии

Warning: file_get_contents(http://web-creator.org/pagesocbuttons.php) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/host1404225/volgnarodsobor.ru/htdocs/www/plugins/content/socbuttons/socbuttons.php on line 39

93. Почему наука, культура и образование оказались в своём нынешнем состоянии

( 0 Голосов ) 

В основе нынешнего поистине бедственного положения с образованием, наукой и культурой лежит всё та же целенаправленная подмена понятий, внедрённая в общественное сознание либералами в процессе «реформирования» России.

Наша система образования (оно функционировало именно как целостная система) изначально служила не просто для обучения молодого человека определённым знаниям и навыкам, но в первую очередь – для формирования из него гражданина и полезного члена общества. В эпоху «реформ» установка эта принципиально поменялась. С отменой какой-либо идеологии задача формирования личности была отменена вовсе. Человек был объявлен в первую очередь «товаром на рынке труда», который заинтересован в том, чтобы «продать» себя как можно дороже и тем самым увеличить свой уровень потребления (новый «смысл жизни»). Соответственно, система образования была приравнена к системе платных услуг, делающих человека в процессе обучения более дорогим и востребованным «товаром». Людям сказали примерно следующее. Иди, зарабатывай больше или открывай свой бизнес (теперь на это – никаких ограничений!), на полученные деньги выучишь ребёнка тому, за что ему потом станут платить ещё большие деньги, и в итоге – сделаешь его счастливым!

Многие в это поверили. Однако очень скоро этот новый порядок вещей обернулся против человека. Во-первых, система образования стала распадаться на множество отдельных «фирм» конкурирующих на рынке «образовательных услуг». Поскольку никто из работодателей уже не требовал от покупаемого на «рынке труда» «человеческого капитала» целостной системы знаний, а требовал минимального набора доведённых до совершенства практических навыков, система образования стала стремительно упрощаться и специализироваться, докатившись до примитивной «угадайки» ЕГЭ (той самой «тестовой системы», которую американский президент Обама объявил «дебилизирующей нацию», и теперь искореняет повсеместно в США).

Во-вторых, сам человек вскоре обнаружил, что открыть свой бизнес весьма непросто, так как другие люди, сидящие в чиновничьих креслах, сделали своим «бизнесом» выдачу разрешений на открытие бизнеса всем остальным. С высокими зарплатами тоже не получилось: вопреки обещаниям, что частный предприниматель станет платить больше, получилось с точностью до наоборот. Бизнес стал упрощаться, делать кастрюли вместо ракет. В итоге сначала снижали зарплаты (у нас доля зарплаты на условный доллар созданной продукции – в разы меньше, чем в Европе), а потом и вовсе заменять собственный «трудовой ресурс» на более дешёвый привозной – гастарбайтеров. И когда платить за «образовательные услуги» стало нечем, дети уволенного работяги навсегда лишились каких-либо надежд получить даже нынешнее «упрощённое» образование и когда-нибудь выгодно «продать себя на рынке труда». Бедность и отсутствие образования, таким образом, стали наследственными.

Примерно то же произошло с наукой. Стратегическое направление, определявшее развитие ряда системообразующих отраслей, либералы приравняли к «услугам», оказываемым научными центрами тому, кто в них заинтересован и за это платит. Было заявлено, что науку профинансирует и поднимет частный бизнес, якобы объективно заинтересованный в инновациях, чтобы поднять свою конкурентоспособность. Государство же должно не финансировать фундаментальную науку (как это делается во всех «развитых» странах), а сосредоточиться на выплате пенсий.

В итоге получили то, что получили. Крупный бизнес (у которого единственного есть свободные средства на финансирование науки) сегодня в России сосредоточен главным образом в сырьедобывающих экспортных отраслях. Не относящиеся к этой тематике прикладные разработки его не интересуют в принципе. А поскольку наши нувориши подсознательно осознают нелигитимность полученной ими «нерушимой частной собственности» и, как правило, живут по принципу «сегодня выкачать, завтра вывезти, послезавтра уехать самому», то фундаментальные исследования они тоже не финансируют. Зачем, если на «рынке технологий» можно всё это купить и у западных научных центров? Отсюда – развал собственной науки и «утечка мозгов».

И, наконец, культура. Она тоже принципиально изменила своё назначение, когда из важнейшего средства формирования национальной ментальности была превращена в «сферу платных развлекательных услуг». Соответственно, главным показателем стала не художественная ценность и качественный уровень, а то, за сколько это (картину, спектакль, фильм, музейную экспозицию и т.д.) можно «продать» потребителю. Соответственно, чтобы максимально расширить круг потенциальных «потребителей», ориентироваться стали на вкусы самого распоследнего «человека из толпы». И это мгновенно сказалось на качестве «культурной продукции». Именно тогда на смену классикам литературы пришли бульварные романы, музыку заменила «попса» и блатной шонсон, изобразительное искусство скатилось в абстракционизм и пропаганду извращений, кино и телевидение переполнены поделками, замешанными на разврате и насилии. Ничего удивительного: раз культура объявлена «разновидностью бизнеса», нечего удивляться, что производит она не то, что объективно полезно стране и обществу, а то, что лучше всего покупают.

Изменить это пагубное положение возможно единственным способом: уйти от произведённой либералами подмены понятий к истинному пониманию образования, науки и культуры. Их социальным заказчиком, определяющим, какими им надлежит быть, должен выступать не «свободный рынок», а Государство, озабоченное в первую очередь общественными интересами. Должно быть официально заявлено, что цель образования – воспитание гражданина, полезного члена общества; цель науки – обеспечить своими исследованиями передовое развитие страны; цель культуры – формирование максимально высокого духовного, культурного и нравственного уровня народа. То, что не вписывается в эти задачи – по определению ни образованием, ни наукой, ни культурой не является – как не является ювелирным изделием продаваемая на улице дешёвая позолоченная бижутерия. Только тогда появятся соответствующие регулирующие законы, государственные программы поддержки и соответствующая роль в обществе. «Рыночные» же отношения в этих сферах должны остаться где-то на глубокой периферии, именно в качестве «дополнительных платных услуг».

AddThis Social Bookmark Button