Чт12132018

Наша идеология:
О Движении Идеология 112. Наш подход к безопасности в области межнациональных отношений

Warning: file_get_contents(http://web-creator.org/pagesocbuttons.php) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/host1404225/volgnarodsobor.ru/htdocs/www/plugins/content/socbuttons/socbuttons.php on line 39

112. Наш подход к безопасности в области межнациональных отношений

( 0 Голосов ) 

В основе всех межнациональных конфликтов в сегодняшней России – совершенно негодная национальная политика власти в последние 20 лет, основанная на «задабривании» малых народов на фоне целенаправленного сокращения и унижения русского большинства. Важным моментом любой империи является то, что её государствообразующий народ, являясь «старшим братом», не позволял «средним братьям» обижать «младших». Поэтому первое, что делали «средние», когда «освобождались от имперского гнёта», это начинали угнетать, а то и резать оказавшиеся на их «суверенной территории» меньшинства. Так, например, поступала Грузия, причём, не только при Саакашвили, но и при президенте Гамсахурдия, и даже в 1920 году при меньшевистском правительстве. Поэтому наличие государствообразующего стержневого народа в имперской государственности – это не унижение, а благо для абсолютного большинства её «малых народов». Убрав этот стержень, либеральная власть сделала межнациональные конфликты неизбежными. А её попытки не допустить дальнейшего обострения, объявляя все народы в России «во всём равными» и насаждая глупейшую «толерантность» (причём, исключительно со стороны русских по отношению к нерусским, а никак не наоборот) похожи по эффективности на попытку тушить пожар бензином.

«Старшему брату» не прощают только одного – слабости и неспособности выполнять объективно присущие ему функции. Раз не можешь или не хочешь, то тогда какой же ты «старший»?! К сожалению, фактический отказ в 1991 году Русского народа (разумеется, устами «демократической власти», ибо референдума никто не проводил) от своей руководящей роли, а затем его двадцатилетнее запрессовывание его со стороны той же власти, самым пагубным образом сказались как на состоянии самих русских, так и на отношении к ним других народов. «Старший брат», отказавшийся быть старшим, тем самым становится виноватым во всех настоящих и придуманных прошлых «обидах», подвергается настоящему террору со стороны утративших к нему всякое уважение «средних» и молчаливому презрению со стороны «младших», которым он отказался покровительствовать. Да и сам «старший», оказавшись в собственной, созданной им, стране «неизвестно кем», начинает стремительно вымирать, деградировать и спиваться, что только подхлёстывает желание обнаглевших от покровительства власти криминализованных «общин» самоутвердиться, терроризируя именно русских.

В качестве ответной реакции возникает русский этнический экстремизм, никогда ранее нашему народу не свойственный. Будучи веками государствообразующим, русское большинство воспринимает себя не «этнической общиной», а основой своей национальной государственности – России. И когда вдруг выясняется, что это не так, и что «родное» государство не просто отвернулось от русских, но и открыто покровительствует терроризирующим их «общинам» (точнее, присосавшимся к «общинам» этническим ОПГ), единственно возможным выходом ему представляется «стать как они», то есть, обрить голову, собрать собственную банду и терроризировать «чужаков». А там откуда-нибудь выплывет лидер, снабдит соответствующей литературой и придаст борьбе «расовую осмысленность». Таким образом, то явление, которое либералы и власть голословно именуют «русским фашизмом», на самом деле обязано своим появлением именно им и бездарной российской «национальной политике».

Таким образом, в основе межнационального мира (если такая задача действительно ставится нынешней российской властью) должна лежать последовательная политика, направленная на возрождение в первую очередь Русского народа, как основы государства, и восстановление отнятого у него естественного статуса. В этом – необходимое условие пробуждения «имперского сознания» у «средних» народов и залог благополучия «младших».

Если бы в советской системе главная задача национальной политики была переформулирована Сталиным или кем-то из его преемников и перестала быть интернационалистической, это значительно укрепило бы советскую власть. Формула такой задачи – создание при лидирующей роли русского этноса полиэтнической советской политической нации (об этом много размышлял историк В.Л.Махнач). Во всяком случае, советское руководство действовало бы тогда в соответствии с классическими канонами имперской политики, среди которых неизменным постулатом является поощрение национального развития всех этносов при особом положении стержневого имперского этноса. В СССР же все было наоборот: национальное развитие всех этносов поощрялось, а русского – сдерживалось. Вот и иссякла имперская пассионарность.

Итак, в области социально-экономической политики непременное условие безопасности в области межнациональных отношений – ответственная региональная политика как центра, так и самих регионов, прежде всего тех из них, кто богат ресурсами и промышленно развит. Второе условие – сбережение и укрепление духовных и политических основ Российского государства: русской православной духовности, культуры и сложившейся веками национально-государственной традиции. Их утрата грозит серьезной дестабилизацией межцивилизационного равновесия в Евразии с непредсказуемыми последствиями. Третье условие связано с новым осознанием себя частью русской цивилизации проживающими в России национальными меньшинствами. От Русского народа возвращение к нелёгкой роли «государствообразующего» потребует, не отказываясь от своего национального начала, перейти на ступень сверхнационализма, что всегда сопряжено с дополнительной нагрузкой и обязанностями. Но и от представителей других коренных этносов России мы ждем принятия и поддержки не «российской» (образца 1991 года), а именно русской (традиционной для России) модели государственности. «Россиянство» – навязанный нам неверный ориентир, по своему происхождению игнорирующий иерархию этнокультурных ценностей в России. Это едва ли не худшее «наследство», доставшееся нам от советского прошлого. И чем скорее мы его изживём, тем будет лучше для всех.

AddThis Social Bookmark Button