Ср12122018

Наша идеология:
О Движении Идеология 113. Как победить коррупцию

Warning: file_get_contents(http://web-creator.org/pagesocbuttons.php) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/host1404225/volgnarodsobor.ru/htdocs/www/plugins/content/socbuttons/socbuttons.php on line 39

113. Как победить коррупцию

( 0 Голосов ) 

Разъедающая систему управления и фактически ставшая её частью тотальная коррупция уже давно и совершенно справедливо отнесена к числу главных внутренних угроз России. Более того, провозглашена «всенародная борьба с коррупцией». Однако на практике всё сводится то к призыву граждан не давать взяток, то к показательной поимке какого-нибудь лейтенанта-гаишника, то к требованиям пересмотреть те или иные законы, что, якобы, сделает взятки невозможными. Непонимание смысла и корней этого явления делают сколько-нибудь заметные успехи в этой борьбе маловероятными.

Наиболее распространённый миф о коррупции состоит в том, что первопричиной её якобы является избыточная роль государства (и чиновника) в экономике. А потому есть лишь два способа борьбы со злом: реформировать законодательство так, чтобы чиновник как можно меньше мог запрещать (сузить потенциальное коррупционное поле) и при этом прописать законы так чётко, чтобы ни шагу в сторону чиновник просто не мог сделать. Излишне говорить, что данную версию отстаивают, прежде всего, наши бизнесмены, подающие себя ныне в качестве «главной жертвы коррупции» (остальных грабят часто и везде, но относительно понемногу).

Мы, однако, придерживаемся несколько иного подхода. Вспомним: неоспоримым фактом является то, что в СССР, превосходившем современную Россию и по площади, и по населению примерно вдвое, чиновников было в десять раз меньше, а коррупция была ниже на пару порядков. Брали шоколадку и коньяк за справку вне очереди. Брали более или менее серьёзные суммы деньгами за получение вне очереди машины или квартиры (не за получение того, на что не имели право, а именно за получение вне очереди!). Вот, собственно, и вся коррупция для 99% народа. Всё прочее – по крупному – крутилось в партийно-номенклатурных верхах, но периодически за это сажали с конфискацией, а при хищении в крупных размерах – расстреливали. Итак, плановость и госконтроль были куда больше, чем сегодня, а взяток при этом брали гораздо меньше, чем в нынешнюю эпоху тотальной частной собственности на всё. Отсюда, согласно простой формальной логике, следует вывод, что первопричиной коррупции является отнюдь не избыток госрегулирования, а частная собственность на средства производства…

Особенно – крупная собственность, полученная сомнительным путём. А иным путём полученной собственности в «демократической» России 90-х просто не было. Да и быть не могло: если ещё в последние советские годы средний гражданин зарабатывал 200 рублей, то приобрести завод даже по многократно заниженной цене всего через какие-то пять лет он не мог чисто физически – ведь высокооплачиваемых при СССР академиков и лётчиков-испытателей среди российских олигархов что-то не видно. Как приобреталась «нерушимая частная собственность», думаю, напоминать не надо. Кратко говоря, имело место тотальное разворовывание общенародного состояния, созданного трудом и жертвами трёх голодных поколений для своих потомков. Подобное стало возможным в результате преступного сговора будущих «собственников» и чиновников, которые по долгу службы были обязаны всё разворованное охранять и приумножать.

То есть, чиновничья «вертикаль» того времени, начиная от гайдаровского правительства и ниже, реализовывала с благословения власти фактическое разворовывание страны, и само-собой разумеется, что счастливые обладатели «заводов-газет-пароходов» при этом щедро делились со своими чиновными «благодетелями». Так, в полном соответствии с мудростью о «рыбе, которая гниёт с головы», Большая Коррупция возникла сначала на самом верху. Но, поскольку власть, в отличие от прежней, всего происходившего не осуждала, чиновники среднего и регионального уровня быстро смекнули, что раз «наверху» воруют в таких масштабах, то и их за то же самое наказывать не будут. И пошло-поехало растаскивание «средней» собственности, потом малой, и т.д. С соответствующими, естественно, откатами «благодетелям». Не пожелали, естественно, остаться в стороне и мелкие чиновники, которые по положению своему распределять собственность не могли, но зато могли ставить палки в колёса при её использовании – каждый стал брать мзду на своём месте. Потому что смотреть нищему милиционеру или пожарнику на разъезжающее в «Мерседесах» жульё, у которого нельзя даже стало поинтересоваться «откуда дровишки?», не было уже никакой возможности. Таково происхождение тотальной коррупции в постсоветскую эпоху.

Тотальная коррупция – совершенно неотъемлемая часть той экономической системы, в которой все эти годы как поганки после дождя плодились в запредельных количествах миллионеры и миллиардеры. Более того – она – совершенно необходимая составляющая современной российской системы власти. Часто приходится слышать, что внесение в партийные депутатские списки обходится в семизначную, а назначение губернатором – даже в еще большую сумму в долларах. Даёт эти деньги соответствующим чиновникам опять-таки «заинтересованный» бизнес, в надежде на последующие преференции. Вступив в должность, такой депутат или губернатор прежде всего отрабатывает «вложенные инвестиции», на что уходит полсрока, а вторую половину срока тратит на подготовку собственного бизнеса, в который уйдёт, когда его чиновная карьера закончится. Если при этом в каких-то эпизодах у него находится время сделать что-нибудь и для «дорогого электората», то такого считают исключительно честным и порядочным человеком.

Почему же вчерашние «подельники» вдруг стали врагами? Ответ прост: общенародной собственности, которую можно было бы, отняв у народа «раздербанить», как бывало, уже практически не осталось. Остаётся пожирать друг друга. Почувствовавшие свою силу и незаменимость чиновники уже не довольствуясь «откатами», нагло полезли в бизнес, требуют доли, прессуют недовольных и несговорчивых. Причём, делают это, якобы, «в интересах государства», каковым на самом деле считают самих себя. Короче, захотели, как в сказке: «Чтобы рыбка сама мне служила и была бы у меня на посылках…» Всё, что остаётся в такой ситуации бизнесменам – это требовать максимального сужения сферы контроля и ограничения полномочий чиновников, обвиняя их в коррупции, «от которой никому нет житья» и апеллируя при этом… к тому самому народу, которого все последние годы они на пару с чиновничеством так славно и в полном согласии обирали. Мы же считаем, что бороться с коррупцией можно и нужно, но исходя из верного понимания её причин.

Первое. Исторически коррупцию в России подразделяли на «мздоимство» (получение «подарков» от заинтересованных лиц за добросовестное исполнение своих прямых обязанностей) и «лихоимство» (получение взятки за нарушение своих обязанностей, за злоупотребление служебным положением и нарушение закона). Естественно, второе наказывалось гораздо строже, чем первое. Считать равной степень общественной опасности чиновника, за миллионную взятку совершающего антигосударственные действия и работницы ЖЭКа, за коробку конфет и коньяк сделавшую справку без очереди, нет никаких оснований. Необходимо срочно разделить и ввести в юридическую норму понятия «мздоимство» и «лихоимство», и уже на первом этапе главный акцент сделать на максимально жёсткой и даже жестокой борьбе именно со вторым. Именно здесь, где следствием коррупции является по сути должностное и уголовное преступление, необходимы громкие процессы и максимально жёсткие приговоры. При этом политически верным было бы начать борьбу с самых верхов чиновничьей «вертикали: бесполезно призывать к борьбе с взяточниками в ЖЭКах и ГАИ, пока народ не увидит, что за взятки садятся на нары генералы, депутаты, банкиры и министры. Уже одно это одних остановит, а другим – придаст стимул для участия в борьбе и взаимодействия с властью.

Второе. В качестве государственной структуры оптимальным представляется создание государственной антикоррупционной службы, наделённой особыми правами, крайне жёстко контролируемой своей службой собственной безопасности (если угодно, своеобразной «опричнины», занимающейся «чисткой» всех прочих госструктур, включая правоохрнительные), отбор в которую будет вестись весьма жёстко. Так ежемесячная проверка на «полиграфе» должна считаться делом столь же обычным, как получение зарплаты. Необходимо создание сети постоянно действующих региональных центров такой структуры и институт наделённых широкими правами её уполномоченных. При этом было бы категорической ошибкой отдать борьбу с местной коррупцией на региональный и местный уровень: в этом случае она очень скоро превратиться в «дубину» регионального начальства против неугодных. Таким образом, параллельно с этим, необходимо наличие в регионах как государственных, так и общественных структур, занимающихся той же тематикой и выходящих «на Москву» помимо региональной власти. Происходит дублирование информационных потоков: государственная и общественная антикоррупционные структуры координируют свои действия на месте, и при этом каждая даёт информацию в свою головную московскую структуру. Центральные структуры обеих систем взаимодействуют между собой, и при этом каждая имеет независимый выход на Правительство. Т.о. вероятность блокирования потока информации и ангажированности местной властью или ведомственными интересами со стороны каждой из этих двух систем становится минимальной.

Третье. Предлагаемое сегодня многими создание в России копирующей Запад системы персонального доносительства граждан о всех нарушениях закона непосредственно в полицию в принципе невозможно в силу особенностей русской национальной ментальности: у нас донести на человека считается недостойным. Зато пожаловаться на несправедливость – считается делом вполне достойным, как и статус «народного заступника». Именно из этого надо исходить, моделируя систему гражданского контроля. Система эта должна заниматься не только коррупцией, но и всеми сторонами жизни, всеми обидами «простого человека», нанесёнными произволом власти, чиновников, правоохранителей, преступников и т.д. Т.е. речь идёт о создании полноценной взаимодействующей с государством Правозащитной системы, в качестве основы для которой можно использовать «центры народной защиты», организация которых начата при участии движения «Народный Собор». В задачу этих центров, созданных на местах, будет входить помимо правозащиты граждан, сбор и обработка обращений по фактам коррупции и произвола, а также мониторинг общего состояния коррупции в регионе.

Четвёртое. При очевидной невозможности отследить все факты коррупции необходимо создание «режима прозрачности» для доходов, собственности и расходов (свыше определённой суммы) госчиновников и членов их семей. Необходимо также резкое ужесточение ответственности за коррупцию. Государственные служащие должны принимать присягу о личной ответственности за действия и результаты принятых ими решений, а также за бездействие. Коррупция и казнокрадство (т.е. нарушение принятой присяги) должны быть приравнены к государственной измене, наказание за них доходить до пожизненного заключения и включать конфискацию имущества (включая находящееся за пределами России), в том числе – имущества ближайших родственников.

Наконец, пятое. Принципиально важна пропаганда на государственном уровне принципиально иных, чем сегодня, жизненных мотиваций. Вместо жизненного кредо «личный успех любой ценой», рассматривающего любую деятельность, прежде всего, как зарабатывание денег (именно на этом строится «моральное оправдание» коррупции) - пропаганда служения Отечеству и народу (обществу)- как смысла жизни, а личного успеха – как следствия успеха общественного.

AddThis Social Bookmark Button