Ср12122018

Наша идеология:
О Движении Идеология 123. Наши отношения с Европой

Warning: file_get_contents(http://web-creator.org/pagesocbuttons.php) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/host1404225/volgnarodsobor.ru/htdocs/www/plugins/content/socbuttons/socbuttons.php on line 39

123. Наши отношения с Европой

( 0 Голосов ) 

Говоря об отношениях России и Европы сегодня, важно иметь ясное представление об их цивилизационной составляющей.

Корни России – в наследии как Византийской империи, так и цивилизаций Востока. Еще будучи Древней Русью, наша страна сделала выбор в пользу христианства. Тогда, на рубеже IX-X веков, именно Византия аккумулировала все лучшее, сохранившееся от римской цивилизации после падения Западной Римской империи под натиском варваров. Важно, что из тяжелейшего вызова ее развитию, который представляло собой татаро-монгольское нашествие, наша страна вышла укрепившейся в главном, что составляло его суть, – православной вере.

Сегодня имеются все основания поставить вопрос, в какой степени сама Европа остается в рамках своего изначального христианского выбора. Активная демографическая и культурная экспансия ислама свидетельствует о присущей современной западной цивилизации внутренней слабости, а она, в свою очередь, вызвана комплексом взаимосвязанных причин – от отказа от христианских корней и идеологических метаний до социальной розни и демографического упадка. Слабость же всегда провоцирует экспансию извне. Примечательно, что и в России в последнее время началось прощупывание нашей последовательности в отстаивании своих христианских корней. В этой связи совершенно очевидно следующее: если Европа и готова менять внутреннее качество и отказываться от своего исторического предназначения, то Россия делать этого в принципе не имеет права. Если худшие тенденции на наших западных границах возьмут верх, тогда ответственность России за сохранение традиционной христианской цивилизации, традиционных ценностей и идеалов тем более возрастет многократно.

За пределами пространства бывшего СССР именно в Европе лежат наиболее важные современные исторические, политические, экономические, культурные интересы России. Более того, сегодня из всех ведущих мировых центров силы именно Европейский союз в целях самосохранения наиболее нуждается в активном и многоаспектном партнерстве с Россией. Другими словами, Россия и ЕС являются естественными партнерами, которые должны равноправно и конструктивно подходить к решению проблем в сфере мировой политики, экономического взаимодействия, включая поставки энергоресурсов, военной безопасности и гуманитарного сотрудничества. Это, однако, происходит далеко не всегда.

Многие из сегодняшних проблем являются результатом осуществленного под влиянием США поспешного расширения ЕС в 2004 году. Европейский союз в значительной мере стал заложником историко-психологических комплексов руководства принятых тогда в его состав государств, прежде всего Польши и стран Прибалтики. Причем привнесенный новичками конфликтный потенциал касается не только отношений с Россией, но и существенных вопросов внутренней жизни ЕС. Ответственность за это ложится и на заокеанских «советчиков», и на сами страны-основатели ЕС. Разве в Берлине и Париже не понимали, что присоединение к ЕС Польши, Латвии, Литвы и Эстонии в их нынешнем виде «разбавит» европейские ценности реваншизмом, нацеленным против России и ключевых формулировок Нюрнбергского трибунала, привнесет огромный конфликтный потенциал в процесс выработки общей внешней политики и политики безопасности ЕС? Почему еще до их приема не были определены переходные условия членства стран-новичков с учетом уровня их политической зрелости и развития реальной демократии? Почему Копенгагенские критерии оказались фикцией, и русскоязычное население в Латвии и Эстонии так и осталось лишенным равных политических, экономических и других прав? Старая Европа была более цельной, умела отделить главное от второстепенного. У новых же европейцев налицо подходы в худших традициях времен «холодной войны».

Считаем необходимым раз и навсегда оставить разговоры относительно целесообразности и возможности вступления России в ЕС. Это – бесперспективные и вводящие в заблуждение дискуссии. Они нам в плане нашего собственного развития ничего не дают. И нам, и Западной Европе нужно партнерство на основе выверенного баланса интересов и отказа партнеров от желания перекроить Россию по своему образу и подобию. Не следует превращать в своего рода фетиш и достижение с ЕС безвизового режима, по которому сегодня измеряются «успехи» нашей европейской политики и ради которого наша страна идет на уступки в гораздо более серьезных вопросах. Для подавляющего большинства россиян сдерживающий фактор для поездок в Европу – не сложности в получении визы, а низкий материальный достаток.

И, наконец, пресловутый «Договор о европейской безопасности». Детально проработанная система европейской безопасности в военной и разоруженческой сфере уже действует в рамках ОБСЕ. Договоренности о легком оружии, Венский документ о мерах доверия в военной сфере, другие документы в данной области работают и работают достаточно эффективно. Хуже обстоит дело с Договором об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), но и его возвращение в число действующих договоров – дело лишь политической воли. Поэтому саму идею ДЕБ расцениваем как своего рода химеру, отвлекающую от более насущных задач внешней политики нашей страны, решение которых только и может гарантировать нас от повторения сюжетов, типа агрессии Грузии против российских миротворцев и народа Южной Осетии.

Что же касается навязываемого нам сегодня тезиса об изоляции России, то в современном мире она в принципе невозможна. Противоречия в самом совокупном Западе настолько велики, что достичь единства по такому вопросу, как изоляция России, он не сможет. Тем не менее, охлаждение отношений с США и Европейским союзом может иметь место. Оно, однако, пойдет только на пользу России, так как ограничит возможности тех российских политических сил, которые играют роль инструментов западного влияния в нашей стране. Охлаждение отношений с Западом позволило бы нам, с одной стороны, переосмыслить приоритетность отношений с теми или иными партнерами на самом Западе, а с другой – более серьезно и системно заняться выстраиванием отношений не только со странами на пространстве исторической Российской Империи и старыми центрами силы на Востоке и Юге (Китай, Индия), но и с новыми перспективными партнерами в АТР, Латинской Америке, Африке и т.д.

AddThis Social Bookmark Button