Чт12132018

Наша идеология:
О Движении Идеология 124. Наши отношения с Китаем

Warning: file_get_contents(http://web-creator.org/pagesocbuttons.php) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/host1404225/volgnarodsobor.ru/htdocs/www/plugins/content/socbuttons/socbuttons.php on line 39

124. Наши отношения с Китаем

( 0 Голосов ) 

Характер отношений с Китаем – один из ключевых вопросов будущего России. Они могут стать как важнейшим дополнительным ресурсом для развития нашей страны, фактором укрепления ее международных позиций, так и источником серьезных проблем – как внешних, так и внутренних. В чем ключ к тому, чтобы китайский фактор работал на благо России?

Сегодня Китай занимает позицию одной из ведущих мировых держав. Осуществляя стратегию активного выхода во внешний мир, он подчинил свои действия в международных делах задачам экономического развития, но не в ущерб укреплению своего военного потенциала, усилению политического и цивилизационного влияния. Что касается России, то наши отношения характеризуются руководителями двух стран как отношения добрососедства, дружбы, сотрудничества и стратегического взаимодействия. Пекин заинтересован в России как самостоятельном факторе мирового устройства, стабильном партнере, от которого можно получить то, что нужно для китайского развития: природные ресурсы, прежде всего энергетические, помощь в укреплении военной мощи, рынки для сбыта товаров, политическую поддержку.

Все это в той или иной степени Китай от России сегодня уже получает и надеется получать в еще большем объеме, но его беспокоит будущее России. Прежде всего, Пекин не хотел бы ослабления центральной российской власти в принципе и в Сибири и на российском Дальнем Востоке, в частности. Такой сценарий сделал бы эти прилегающие к китайской границе регионы России объектом борьбы недружественных Китаю сил, а допускать усиления там влияния Японии, США или кого бы то ни было еще Пекин не намерен. В этом контексте в ближайшие годы России можно не ожидать от Китая нарушения межгосударственных документов по границе, но за более отдаленное будущее поручиться сложно. Российский демографический и хозяйственный вакуум на Дальнем Востоке и в Приморье уже обозначил перспективу заполнения этих территорий китайцами. Другие тревоги Пекина в связи с Россией исходят из его неприятия американоцентричной модели мира. Эту позицию он последовательно отстаивает в отношениях как с самими США, другими странами и международными организациями, так и с транснациональными корпорациями и мировой финансовой олигархией. Усилившийся в последнее время в российском правящем классе прозападный крен не просто ослабляет общий фронт этой борьбы, но, в случае если он примет форму военно-политического союза, чреват частичной или даже полной утратой Китаем того ресурсного потенциала, которым он в настоящее время пользуется в России.

Бурный подъем страны привел к росту самоуверенности в китайском политическом классе, особенно в силовом блоке. Эта тенденция усилилась врезультате успешного, как считают вПекине, выхода измирового финансового кризиса. Впоследнее время вКНР открыто издаются работы, вкоторых проводится тезис о нехватке «жизненного пространства»; утверждается, что страна должна активно, втом числе сиспользованием армии ифлота, обеспечивать свои экономические интересы навсей планете, контролировать мировые ресурсы. Главным противником Китая в борьбе за мировое лидерство называются США, причем не по идеологическим, а по геополитическим соображениям. Главным, но не единственным, поскольку, как отмечается в ряде работ,остальные страны– американские марионетки, которые совсех сторон окружают Поднебесную, пытаясь лишить ееправа защищать законные интересы. Китайские культура иэкономика, убеждают китайцев идеологи данного течения, доказали свое превосходство над культурами иэкономикамидругих государств, и поэтому именно Китай должен указать миру дорогу кбудущему.

Политическое руководство КНР предпочитает открещиваться отнаиболее радикальных предложений сторонников китайской глобальной экспансии, однако признаки осуществления некоторых из содержащихся в них предложений мы наблюдаем по периметру восточный и южных границ России, где Китай ведет жесткое наступление на российские позиции в Северной Корее, откуда китайцы нас уже почти вытеснили, в Монголии, в Средней Азии. Мало что меняет в данном случае и внешне позитивное партнерство России и Китая в Шанхайской организации сотрудничества. Как это обычно бывает в региональных объединениях, страна с более развитой экономикой всегда использует установку на «развитие сотрудничества» для комплексного продвижения своих национальных интересов.

При всем преимущественном антиамериканизме вышеизложенных построений и даже имея в виду реальное осложнение китайско-американских отношений после прихода к власти Б.Обамы, мы не можем полностью исключать осуществления известной идеи Зб. Бжезинского о создании «большой двойки» США – Китай. На настоящий момент она официально отклонена Пекином, но фактом истории остается стратегический выбор Мао-Цзедуна и его ближайших последователей, которые в свое время, несмотря на многочисленные противоречия, пошли на фактический сговор с США против СССР. Если сегодня сценарий стратегического союза с США не исключается для России, почему он должен исключаться для Китая? Напомним, что отношения сСША называются китайскими руководителями самыми важными вовнешней политике Пекина, а совсем недавно Китай, как и Россия, поддержал США в принципиальном вопросе о санкциях против Ирана – своего весьма близкого и важного торгово-экономического и политического партнера.

Интересам России отвечало бы соседство с политически стабильным и экономически крепким Китаем, который развивался бы в русле своей традиции и занимал бы позицию независимого мирового центра силы, следующего разработанному приДэн Сяопине лозунгу «Сдержанность, сдержанность иеще раз сдержанность» и более поздней установке на содействие созданию «гармоничного мира». С другой стороны, России не следовало бы делать однозначную ставку и на союз с Китаем. Наоборот, нужна альтернативность – как в рамках региона, в виде развитых отношений с Японией, Южной и Северной Кореями, странами АСЕАН и прочного присутствия в Средней Азии, так и на глобальном уровне за счет партнерства с США, ЕС, Индией, латиноамериканскими странами-лидерами. В случае открытия новых интенсивных отношений с азиатскими странами, необходимо, по выражению одного известного аналитика, выстраивать «многоугольники взаимодействия», в которых не один, а несколько партнеров России (скажем, Япония и Китай, Индия и Китай и т.п.) получали пропорциональную и справедливую долю в выгодах сотрудничества с Россией. Такая многополярная игра сделает Россию более сильным субъектом, позволит привлечь инвестиции, заказы и другие ресурсы не от одного, а от нескольких партнеров.

Что же касается сугубо двустороннего среза, то констатация стратегического характера взаимодействия, конечно, не помешает, но не она главное. Главное – поддержание действительно взаимовыгодного экономического и политического сотрудничества, построенного на уважении партнера и четком выполнении обязательств. При этом расширение энергоэкспорта в дальневосточном направлении, что для Китая тоже стратегически важно, отвечает нашим интересам, но только обязательно с обеспечением альтернативы между поставками нефти в Китай через Дацин и свободной продажей через порт Находка. Понятно, что эта сырьевая составляющая российско-китайского товарооборота не должна заслонять собой задачу повышения в нем доли обработанной, высокотехнологичной продукции.

AddThis Social Bookmark Button